+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Декрет о ликвидации безграмотности

Как большевики ликвидировали безграмотность

Декрет о ликвидации безграмотности

19 июля 1920 года вышел декрет Совета народных комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (СНК РСФСР) о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧКЛБ) — специальной организации при Народном комиссариате просвещения (Наркомпрос) РСФСР, руководившей в 1920-х годах обучением неграмотных и малограмотных. Она и была образована для выполнения принятого 26 декабря 1919 года декрета о ликвидации неграмотности населения, в соответствии с которым все не умеющие читать или писать в возрасте от восьми до 50 лет были обязаны обучаться грамоте на родном или русском языке, по желанию.

В декабре 1917 года в Наркомпросе РСФСР был создан внешкольный отдел под руководством Надежды Крупской, одной из основных задач которого стала организация ликвидации неграмотности (ликбез) в стране.

В мае 1919 года состоялся первый Всероссийский съезд по внешкольному образованию. По инициативе участников съезда в Наркомпросе был подготовлен проект декрета “О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР”. Ликвидация неграмотности рассматривалась как непременное условие обеспечения сознательного участия всего населения в политической и хозяйственной жизни России.

В ноябре 1920 года на базе внешкольного отдела Наркомпроса был образован Главный политико-просветительный комитет (Главполитпросвет), в состав которого была передана созданная Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности, состоящая из пяти членов, утверждаемых СНК РСФСР по представлению наркомата.

Комиссия взяла под свой контроль организацию курсов ликбеза, подготовку учителей, издание учебной литературы. Материальную поддержку, помощь в создании учебников ей оказывали Максим Горький, Лидия Сейфуллина, Валерий Брюсов, Владимир Маяковский, Демьян Бедный, а также ученые Николай Марр, Владимир Бехтерев и другие.

Каждый населенный пункт с числом неграмотных свыше 15 должен был иметь школу грамоты (ликпункт). В программу обучения включались чтение, письмо, счет.

В начале 1920-х годов программа была уточнена: занятия на ликпункте имели целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства.

© РИА Новости / РИА Новости

Для содействия обучению неграмотных для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

В 1920-1924 годах были напечатаны два издания первого советского массового букваря для взрослых Элькиной, Бугославской, Курской.

В те же годы появились “Рабоче-крестьянский букварь для взрослых” Смушкова и “Букварь для рабочих” Голанта.

Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других языках (всего около 40).

Органам народного просвещения для организации занятий по обучению неграмотных позволялось использовать народные дома, церкви, клубы, частные дома, подходящие помещения на фабриках и заводах и в других учреждениях. Наркомпросу и его местным органам предоставлялось право привлекать к обучению неграмотных все общественные организации, а также все грамотное население страны в порядке трудовой повинности.

Большую помощь комиссии оказывало созданное в 1923 году добровольное общество “Долой неграмотность”, которую возглавлял Михаил Калинин. Общество через одноименное издательство выпускало газеты и журналы по ликвидации неграмотности, буквари, пропагандистскую и методическую литературу.

По данным на 1924 год, в РСФСР общество “Долой неграмотность” содержало свыше 11 тысяч ликпунктов (свыше 500 тысяч учащихся).

Во второй половине 1920-х годов оно перенесло основную работу в деревню, где концентрировалась масса неграмотных, направило усилия на шефскую помощь города селу в ликвидации неграмотности.

Всего в 1917-1927 годах было обучено грамоте до 10 миллионов взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 миллиона. Однако в целом СССР занимал по уровню грамотности 19-е место в Европе.

В 1928 году по инициативе Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи (ВЛКСМ) работа по ликвидации неграмотности была развернута как всесоюзный культпоход. Его опорными центрами стали Москва, Саратов, Самара, Воронеж, где основная часть неграмотных была обучена силами общественности. В ликвидацию неграмотности в процессе культпохода включались тысячи добровольцев.

14 августа 1930 года вышло постановление ЦИК и СНК СССР “О всеобщем обязательном начальном обучении”, которое ускорило ликвидацию неграмотности населения СССР.

В связи с реорганизацией Наркомпроса РСФСР и ликвидацией Главполитпросвета, постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) и СНК РСФСР от 13 февраля 1930 года Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности была переименована во Всероссийскую чрезвычайную комиссию по ликвидации безграмотности и малограмотности, а 12 сентября 1930 года она была упразднена с передачей функций Центральному штабу ликбез-похода, который был образован на Всероссийском совещании по ликвидации неграмотности (12-17 сентября 1930 года).

К 1934 году проблема неграмотности и малограмотности в СССР была окончательно решена с повсеместным введением всеобщего начального образования.

Центральный штаб ликбез-похода прекратил свою деятельность в связи с осуществлением всеобщего начального обучения.

К началу 1950-х годов СССР стал страной практически сплошной грамотности.

Источник: РИА Новости

Ровно сто лет назад, 26 декабря 1919 года, Совет Народных Комиссаров принял декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». 

Согласно декрету, с 1920 года всё население Советской России в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязано было учиться грамоте. По желанию — на русском или на родном языке. Из многих начинаний первых лет советской власти это оказалось, пожалуй, наиболее рациональным и успешным.

Обучение населения чтению и письму в деревне Шоркасы Чебоксарского района, 1930-е годы.
commons.wikimedia.org

Звонкое слово «ликбез» означало широкую просветительскую программу, которая изменила не только судьбу страны. «Пароль времени», как любили — не без патетики — выражаться в те годы.

В каждом населенном пункте, в котором насчитывалось не менее пятнадцати неграмотных, учреждались «школы грамоты», так называемые ликпункты. Через год в 40 губерниях России появилось около 13 тыс. таких школ.

Их открывали при заводах, нередко — в национализированных богатых домах и закрытых храмах. Учились в ликпунктах по 68 часов в неделю первоначально 7–8 месяцев, позже стали управляться за четыре.

«Рабы не мы»

Новая власть озаботилась проблемой едва ли не сразу после взятия Зимнего.

Еще в ноябре 1917 года Анатолий Луначарский на страницах журнала «Народное просвещение» провозгласил курс на ликвидацию безграмотности.

А кроме того — заговорил о гигиене, о том, что каждую школу (включая сельские) нужно обеспечить горячей водой и мылом. И ликвидацию безграмотности нужно было запускать в условиях беспросветной нищеты.

В декабре 1917 года в Народном комиссариате просвещения был создан внешкольный отдел, который возглавила Надежда Крупская. Она с первых лет ХХ века разрабатывала методику педагогической работы с взрослыми учащимися.

Именно в ее личном департаменте и создавались планы обучения совершеннолетних, не получивших азов образования. Считалось, что быстрому преодолению неграмотности поможет орфографическая реформа, разработанная еще в царские времена, но стартовавшая в начале 1918 года.

Ее основной целью было упрощение правописания. Проще писать — проще обучить.

Стали появляться буквари для взрослых. Их, несмотря на дефицит средств, старались издавать массовыми тиражами. Там появились формулы, по которым население училось читать и писать: «Мы не рабы, рабы не мы», «Среди рабочих много чахоточных. Советы дали рабочим бесплатное лечение», «Мы были рабы капитала».

Это не просто трафареты для прописей, а пища для ума и руководство к действию. Тогдашние буквари повлияли на общественное мировоззрение сильнее (возможно автор преувеличивает, но мысль интересная – прим. ред.), чем мы сегодня можем представить. Ведь для большинства питомцев ликпунктов это были действительно первые книги…

А для многих (это в первую очередь касается старшего поколения) они так и остались единственными.

19 июля 1920 года появился новый декрет — об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК л/б). Эта была разветвленная сеть, охватившая всю страну. В составе «второй ВЧК» действовал штат разъездных инструкторов, которые помогали «товарищам с периферии».

Конечно, учиться жаждали не все. Каких только забот не было у людей в голодные и опасные годы Гражданской войны, да и после нее… И тут в ход пускали известный в те годы принцип «Не умеешь — научим, не хочешь — заставим». Такое бывало часто: обучали силком, против желания… Но это в первые годы действия программы. К концу 1920-х необходимость начального образования осознали почти все.

Долой неграмотность!

Дело не захлебнулось и после образования Советского Союза, когда процент неграмотных в стране снова вырос — прежде всего за счет Туркестана.

В 1925 году энтузиасты борьбы с неграмотностью объединились в добровольное общество «Долой неграмотность», местные отделения которого создавались, как говорится, «от Москвы до самых до окраин».

Этому обществу помогали все знаменитые советские писатели, включая Максима Горького и весьма популярного в те годы Демьяна Бедного. А Владимир Маяковский многократно давал поэтические концерты в пользу ликбезовского общества.

Критически не хватало педагогов. Наркомпрос пытался оперативно решить эту проблему. Под знаменами ВЧК в 26 губерниях создавались курсы учителей. Но тут система столкнулась с нехваткой преподавателей. Приходилось завозить лекторов из столиц. Комиссия помогала с командировками. Каждый образованный человек с минимальными педагогическими способностями был на счету.

Недаром в 1928 году был организован всесоюзный комсомольский культпоход. Это была лихая молодежная атака на неграмотность. Комсомольцы на общественных началах обучали неграмотных — как правило, рабочих. В эту программу входила и борьба с детской беспризорностью. Власть исходила из того, что каждый подросток школьного возраста не только может, но и обязан учиться.

Выпускник ликпункта должен был уметь читать «ясный печатный и письменный шрифт, делать краткие записи, необходимые в обыденной жизни и в служебных делах», мог «записать целые и дробные числа, проценты, разобраться в диаграммах», а также «в основных вопросах строительства Советского государства». По тем временам — немало. Учили, как правило, по лозунгам, но старались пробудить у питомцев способности к самостоятельному мышлению. Учитывали социальное положение ученика, его профессию.

Обучающимся сокращали рабочий день на два часа при сохранении зарплаты и пайка. Нередко руководители предприятий — в особенности во времена НЭПа — не выполняли этих предписаний. На них жаловались.

Дело доходило до жестких мер: неуважение к ликбезу приравнивали к контрреволюционной деятельности. Кстати, за прогулы уроков на неграмотного могли наложить штраф… Правда, к столь строгим мерам прибегали нечасто.

Другое дело — общественные порицания и агитсуды.

Чтобы система заработала на полную мощность, потребовалось 10 лет. К началу 1930-х в стране появилось массовое педагогическое образование. И это тоже заслуга кампании, которая началась в декабре 1919 года.

Программа чрезвычайной важности

Зачем ликбез был нужен большевикам, еще не укрепившим свою власть, еще воевавшим «на деникинских фронтах»? Для них это был не только пропагандистский довод, но и дело чести. Самодержавие традиционно упрекали за невнимание к массовому образованию. Об этом страстно писали и либералы, и социалисты всех мастей.

О необходимости бесплатного всеобщего образования твердили и эсеры, и меньшевики, и большевики. В этом они сходились. И большевики — надо отдать им должное, — захватив власть, не ограничились декларациями. Для них это был важнейший идеологический вопрос. Революционные партии проповедовали веру в прогресс — технический, культурный и социальный.

А о каком прогрессе можно говорить в малограмотном обществе?

Нельзя забывать и об экономическом эффекте ликбеза. Страна получила тысячи (а со временем — десятки и сотни тысяч) специалистов более высокой, чем прежде, квалификации. Кроме того, при кардинальном переустройстве политической и социальной системы новой власти требовалась эффективная пропаганда.

Власть была заинтересована в том, чтобы миллионы людей читали газеты, наизусть вызубривали тексты плакатов и транспарантов… Для этого необходимо хотя бы начальное образование. Чтобы гражданин Страны Советов мог хотя бы понять плакат, изображавший мужика в лаптях, шагающего в пропасть со «слоганом» «Неграмотный — тот же слепой.

Всюду его ждут неудачи и несчастья». Лубочный плакат Александра Радакова сработал эффективно. Постижение грамоты воспринималось как средство от слепоты, как пропуск в новый прекрасный мир. Конечно, далеко не все — и среди учеников, и среди учителей — рассуждали так идеалистично.

И все-таки нельзя отрицать мощь и искренность тогдашней веры в чудесную силу азбуки.

К началу 1920-х, когда наркомпрос выступил с концепцией ликвидации безграмотности в стране насчитывалось лишь около 30% функционально грамотных граждан. Главным образом, это были молодые люди. А поколение отцов испытывало трудности даже при выполнении самых простых письменных заданий.

Ликбез переломил ситуацию. Всесоюзная перепись населения 1939 года установила, что грамотность среди населения в возрасте от 8 лет приблизилась к 90%. При этом в среднеазиатских республиках речь шла о первоначальной грамотности, а в России — о достаточно высоком уровне образования.

 Арсений Замостьянов

Источник: Известия

Источник: https://xn--80aafiaedk3day5l.xn--80asehdb/news/kak-bolsheviki-likvidirovali-bezgramotnost/

«Интеллектуальная платформа для развития»: как декрет «О ликвидации безграмотности» изменил историю страны

Декрет о ликвидации безграмотности

100 лет назад Совнарком РСФСР принял декрет «О ликвидации безграмотности». С этого документа в Советской России началась кампания по массовому просвещению населения. Воплощение декрета в жизнь на фоне Гражданской войны и экономического кризиса проходило тяжело.

Тем не менее к концу 1930-х годов уровень грамотности населения СССР приблизился к 90%. По словам историков, реализация положений декрета качественно изменила советское общество, создав предпосылки для индустриализации, развития науки и победы в Великой Отечественной войне.

О том, как декрет «О ликвидации безграмотности» изменил историю страны, — в материале RT.

26 декабря 1919 года Совет народных комиссаров РСФСР принял декрет «О ликвидации безграмотности среди населения». Согласно документу, всё население страны в возрасте от восьми до 50 лет обязано было учиться читать и писать на русском либо родном языке. Реализация декрета шла непросто, но в конечном итоге она преобразила РСФСР и весь Советский Союз.

Крестьянская страна

По словам заведующего кафедрой политологии и социологии РЭУ имени Плеханова Андрея Кошкина, в конце XIX — начале XX века читать и писать умели около четверти жителей Российской империи.

«Согласно результатам переписи 1897 года, о своей грамотности заявили около 21% населения Российской империи.

В дальнейшем уровень грамотности несколько подрос, и точно сказать, каким он был во время Первой мировой войны, сложно.

Существуют разные оценки, но большинство исследователей склонялись к тому, что писать и читать перед революцией 1917 года умели около трети российских подданных», — рассказал собеседник RT.

Также по теме

«Реформы ко всеобщей радости»: как Крестьянский банк пытался улучшить жизнь народа в Российской империи

10 апреля 1883 года в России заработал Крестьянский поземельный банк. Новое финансовое учреждение было призвано решить земельный…

В свою очередь, замдиректора городского методического центра Департамента образования Москвы Андрей Лукутин отметил, что относительно невысокий уровень грамотности в Российской империи конца XIX столетия был обусловлен объективными историческими обстоятельствами.

«Сказать, что страна была тотально безграмотной, нельзя, это было не так. Просто она являлась преимущественно крестьянской. И было не очень важно, умеет читать или нет тот, кто выращивает хлеб», — подчеркнул эксперт.

После революции 1917 года большевики рассматривали борьбу за всеобщую грамотность как одну из предпосылок для коренных социальных преобразований в России. Проводниками этой идеи стали народный комиссар просвещения РСФСР Анатолий Луначарский и руководитель внешкольного отдела Наркомпроса, жена Владимира Ленина Надежда Крупская.

Луначарский говорил о необходимости организации сети школ, внедрения всеобщего бесплатного образования и поощрения всестороннего развития человека. Осенью 1917-го нарком просвещения подготовил несколько обращений к учителям и молодёжи с призывом помочь Советам.

Однако на фоне проблем, связанных с формированием органов власти, переговоров с Германией и Гражданской войны процесс распространения грамотности не мог идти так быстро, как того хотелось большевикам.

Декрет «О ликвидации безграмотности»

В мае 1919 года в России состоялся 1-й Всероссийский съезд по внешкольному образованию. Его участники инициировали подготовку проекта декрета «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР».

Несмотря на то что в стране продолжалась Гражданская война, шла борьба с иностранными интервентами и отражение польской агрессии, правительство провело форсированную работу над документом.

Декрет был официально принят Совнаркомом РСФСР 26 декабря 1919 года.

  • Анатолий Луначарский, народный комиссар просвещения РСФСР
  • РИА Новости

«Всё население республики в возрасте от восьми до 50 лет, не умеющее читать или писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке, по желанию. Обучение это ведётся в государственных школах как существующих, так и учреждаемых для неграмотного населения по планам Народного комиссариата просвещения», — говорилось в документе.

Работа по ликвидации безграмотности должна была также проводиться в Красной армии при участии политотделов.

Также по теме

«Путём проб и ошибок»: как проходило идейное становление Красной армии

Ровно 100 лет назад был официально утверждён текст первой советской присяги для бойцов Красной армии. Этот шаг заложил основы…

Органам местной власти давалось всего два месяца на подготовку планов ликвидации безграмотности. Потенциальные учителя были практически приравнены к мобилизованным военным.

«Народному комиссариату просвещения и его местным органам предоставляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности всё грамотное население страны, не призванное в войска, с оплатою их труда по нормам работников просвещения», — подчёркивали составители декрета.

Для обучающихся грамоте время работы сокращалось на два часа с сохранением оплаты труда. Впрочем, мотивация для потенциальных педагогов и учащихся была не только позитивной.

«Уклоняющиеся от установленных настоящим декретом повинностей и препятствующие неграмотным посещать школы привлекаются к уголовной ответственности», — постановил Совнарком.

По словам экспертов, с принятия декрета в Советской России началась активная кампания по ликвидации безграмотности. «Распространение грамотности для советского государства было идеологически важным вопросом», — отметил Андрей Лукутин.

Двигатель мирового созидания

По словам историков, сотрудникам Наркомпроса первоначально не хватало самого необходимого: учебных пособий, письменных принадлежностей, оборудования. Кроме того, обучение миллионов людей чтению, письму и счёту требовало разветвлённой структуры специализированных учреждений.

  • Надежда Крупская
  • РИА Новости
  • © Иван Шагин

19 июля 1920 года вышел новый декрет Совнаркома — о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез).

А 12 ноября того же года на базе внешкольного отдела Наркомпроса был учреждён Главный политико-просветительный комитет, которому была переподчинена комиссия по ликбезу. Председателем комитета стала Надежда Крупская.

В её ведение передали организацию курсов ликбеза, подготовку учителей и издание учебной литературы. Содействие комиссии и комитету осуществляли советские писатели и поэты, помогавшие с подготовкой учебных пособий.

В каждом населённом пункте, в котором проживали свыше 15 человек, не умеющих читать и писать, создавалась школа, известная также как пункт ликвидации безграмотности.

Сначала тех, кто посещал ликпункты, обучали преимущественно основам чтения, счёта и письма.

Позже программа была расширена — в неё включили, в частности, изучение дробей, процентов и диаграмм, а также вопросы строительства советского государства.

Также по теме

«Вопреки мифам»: как пятилетки изменили экономику СССР

90 лет назад в Советском Союзе была принята резолюция о пятилетнем планировании развития народного хозяйства, которая создала основу…

В 1920—1924 годах были выпущены два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской. Вскоре появились Рабоче-крестьянский букварь для взрослых В. Смушкова и Букварь для рабочих Е. Голанта. Учебная литература издавалась на языках примерно 40 национальностей, проживавших в Советской России (а позже в СССР).

С 1923 года помощь государственным органам просвещения стало оказывать добровольное общество «Долой неграмотность» под руководством Михаила Калинина. Оно насчитывало 11 тыс. ликпунктов.

С 1917 по 1927 год органы Наркомпроса и общественные организации обучили грамоте около 10 млн граждан Советского Союза (из них 5,5 млн — в РСФСР). При этом Крупская призывала отказаться от принуждения в вопросах образования и опираться на помощь общественности. В 1928 году был развёрнут культпоход по ликвидации безграмотности.

Важной формой просвещения населения стали избы-читальни, при которых действовали библиотеки и кружки. В 1940-е годы их количество в СССР достигало примерно 48 тыс. В послевоенный период их постепенно вытеснили клубы и дома культуры.

  • Советские плакаты о ликвидации безграмотности
  • © Wikimedia commons

В 1930 году в Наркомпросе прошли масштабные реформы. ЦИК и СНК издали постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Вместо Главполитпросвета в Наркомпросе был создан сектор массовой работы. А функции ВЧК ликбеза были переданы Центральному штабу ликбез-похода.

По словам Андрея Кошкина, к 1936 году в СССР были обучены грамоте уже около 40 млн человек, а в 1939 году уровень грамотности в стране приблизился к 90%.

«Декрет «О ликвидации безграмотности» наравне с декретами о земле и о мире стал одним из самых важных и известных документов советской власти.

Благодаря его реализации СССР, несмотря на потери и разрушения времён Гражданской войны, стал одним из двигателей мирового созидания в области науки и искусства.

В результате воплощения декрета в жизнь вся страна зачитала, записала, начала конструировать», — заявил в беседе с RT Андрей Лукутин.

По его словам, без декрета «О ликвидации безграмотности» СССР не состоялся бы как самая читающая страна в мире.

«Изменения, принесённые декретом «О ликвидации безграмотности», были даже масштабнее, чем это может показаться на первый взгляд. Декрет был ступенькой к индустриализации, победе в Великой Отечественной войне, освоению космоса. Благодаря этому возникла могучая сверхдержава и мир стал биполярным», — подчеркнул Андрей Кошкин.

  • Занятия по ликвидации неграмотности, Чебоксары, 1930-е годы
  • © Wikimedia commons / enc.cap.ru

По словам экспертов, важным результатом распространения грамотности в СССР стала возможность получения «вторичной» информации. Умение читать, в частности, позволяло советским гражданам получать информацию о вакцинации, нормах гигиены и здоровом образе жизни.

«Декрет позволил сделать рывок буквально во всех сферах. Он предопределил развитие нашей страны как минимум на 100 лет вперёд. Это была настоящая интеллектуальная платформа для развития государства», — подытожил Кошкин.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/701820-dekret-likvidaciya-bezgramotnost

Приказано уничтожить: как большевики ликвидировали безграмотность

Декрет о ликвидации безграмотности

Ровно сто лет назад, 26 декабря 1919 года, Совет Народных Комиссаров принял декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Так в русском языке появилось новое слово: «ликбез».

Пролетарская культура была щедра на диковатые неологизмы и страннейшие аббревиатуры (над чем смеялись еще Ильф с Петровым — вспомним их «Фортинбраса при Умслопогасе»), но этой была суждена долгая жизнь, хотя и безграмотность давно ликвидирована, да и РСФСР уж почти 30 лет как нет.

«Известия» вспоминают о самой успешной и самой полезной кампании советской власти на ниве просветительства.

Согласно декрету, с 1920 года всё население Советской России в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязано было учиться грамоте. По желанию — на русском или на родном языке. Из многих начинаний первых лет советской власти это оказалось, пожалуй, наиболее рациональным и успешным.

РИА Новости

Звонкое слово «ликбез» означало широкую просветительскую программу, которая изменила не только судьбу страны. «Пароль времени», как любили — не без патетики — выражаться в те годы.

В каждом населенном пункте, в котором насчитывалось не менее пятнадцати неграмотных, учреждались «школы грамоты», так называемые ликпункты. Через год в 40 губерниях России появилось около 13 тыс. таких школ.

Их открывали при заводах, нередко — в национализированных богатых домах и закрытых храмах. Учились в ликпунктах по 68 часов в неделю первоначально 7–8 месяцев, позже стали управляться за четыре.

Судьба Просвещения

Конечно, наркомпросовцы 1919 года начинали не с нуля. Почему же в России сто лет назад для ликвидации безграмотности потребовались столь крутые, «чрезвычайные» меры? Проблема кроется в глуби веков.

Первым нашим просветителем государственного масштаба был князь Ярослав, не зря прозванный Мудрым. Он и сам был пристрастен к чтению, и других старался приохотить к науке. Примерно в 1030 году князь Ярослав создал первое училище в Новгороде Великом.

К концу правления князя-книгочея Русь была одним из наиболее просвещенных государств Европы. Но вскоре этот приоритет был утрачен. И только в начале XVII века царь Борис Годунов замыслил открыть в Москве первые светские школы.

Пушкин прославил этот порыв царя Московского, вложив в его уста крылатые слова: «Учись, мой сын: наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни».

Но эта затея не удалась, а после Смутного времени грамотеев в Московском царстве осталось немного. И царь Петр, которого такое положение дел не устраивало, взялся за дело с поистине революционным неуемным размахом. «Самодержавною рукой он смело сеял просвещенье», — точнее Пушкина не сказать. Петр открывал «цифирные школы», заботился об элементарном обучении солдат.

К концу царствования первого императора в России насчитывалось более ста низших училищ. Не все задумки Петра были доведены до ума, но именно ему мы обязаны тем, что к концу XVIII столетия дворянство и духовенство в России стало сплошь грамотным. Развитие получили пресса и литература. Появились читатели — появились и книги.

Заботилась о народных школах и Екатерина Великая, но — по большей части в переписке с европейскими светилами. В этой области ее благие намерения медленно приживались на северной почве. «Народная школа» окрепла в России только к концу XIX века.

По части массовой грамотности Россия так и не догнала Европу. В 1897 году Петр Семенов-Тян-Шанский провел в Российской империи первую научную перепись населения. Она показала, что азами грамоты в стране владеют лишь 21,1% населения. Смиряться с этим не собирались ни власти, ни интеллигенция.

Хотя некоторые идеологи консервативного направления считали, что «мужику» грамота идет только во вред. Правда, в начале ХХ века такие воззрения вышли из моды. За судьбы народного просвещения болели лучшие умы страны. Но за первые 14 лет нового столетия число начальных учебных заведений в России увеличилось как минимум в два раза.

Важную роль играли церковно-приходские школы, в которых получали азы знаний крестьянские дети.

К началу 1920-х, когда наркомпрос выступил с концепцией ликвидации безграмотности, дело обстояло немногим лучше, чем во времена Семенова-Тян-Шанского: в стране насчитывалось лишь около 30% функционально грамотных граждан. Главным образом, это были молодые люди. А поколение отцов испытывало трудности даже при выполнении самых простых письменных заданий.

Ликбез переломил ситуацию. Всесоюзная перепись населения 1939 года установила, что грамотность среди населения в возрасте от 8 лет приблизилась к 90%. При этом в среднеазиатских республиках речь шла о первоначальной грамотности, а в России — о достаточно высоком уровне образования.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Источник: https://iz.ru/957841/arsenii-zamostianov/prikazano-unichtozhit-kak-bolsheviki-likvidirovali-bezgramotnost

Приказано уничтожить: как большевики ликвидировали безграмотность

Декрет о ликвидации безграмотности
Источник: ИЗВЕСТИЯ @ Арсений Замостьянов

Ровно сто лет назад, 26 декабря 1919 года, Совет Народных Комиссаров принял декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Так в русском языке появилось новое слово: «ликбез».

Пролетарская культура была щедра на диковатые неологизмы и страннейшие аббревиатуры (над чем смеялись ещё Ильф с Петровым — вспомним их «Фортинбраса при Умслопогасе»), но этой была суждена долгая жизнь, хотя и безграмотность давно ликвидирована, да и РСФСР уж почти 30 лет как нет.

«Известия» вспоминают о самой успешной и самой полезной кампании советской власти на ниве просветительства.

Согласно декрету, с 1920 года всё население Советской России в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязано было учиться грамоте. По желанию — на русском или на родном языке. Из многих начинаний первых лет советской власти это оказалось, пожалуй, наиболее рациональным и успешным.

01.06.1930 Крестьяне на занятиях по ликвидации безграмотности. РИА Новости / РИА Новости

Звонкое слово «ликбез» означало широкую просветительскую программу, которая изменила не только судьбу страны. «Пароль времени», как любили — не без патетики — выражаться в те годы.

В каждом населенном пункте, в котором насчитывалось не менее пятнадцати неграмотных, учреждались «школы грамоты», так называемые ликпункты. Через год в 40 губерниях России появилось около 13 тыс. таких школ.

Их открывали при заводах, нередко — в национализированных богатых домах и закрытых храмах. Учились в ликпунктах по 68 часов в неделю первоначально 7–8 месяцев, позже стали управляться за четыре.

«Рабы не мы»

Новая власть озаботилась проблемой едва ли не сразу после взятия Зимнего.

Еще в ноябре 1917 года Анатолий Луначарский на страницах журнала «Народное просвещение» провозгласил курс на ликвидацию безграмотности.

А кроме того — заговорил о гигиене, о том, что каждую школу (включая сельские) нужно обеспечить горячей водой и мылом. И ликвидацию безграмотности нужно было запускать в условиях беспросветной нищеты.

В декабре 1917 года в Народном комиссариате просвещения был создан внешкольный отдел, который возглавила Надежда Крупская. Она с первых лет ХХ века разрабатывала методику педагогической работы с взрослыми учащимися.

 Именно в ее личном департаменте и создавались планы обучения совершеннолетних, не получивших азов образования. Считалось, что быстрому преодолению неграмотности поможет орфографическая реформа, разработанная ещё в царские времена, но стартовавшая в начале 1918 года.

Ее основной целью было упрощение правописания. Проще писать — проще обучить.

Надежда Крупская в окружении колхозниц, 1936 год. ТАСС/Таиров Е.

Стали появляться буквари для взрослых. Их, несмотря на дефицит средств, старались издавать массовыми тиражами. В этих изданиях просвещение тесно переплеталось с пропагандой. Именно там появились чеканные формулы, по которым население училось читать и писать: «Мы не рабы, рабы не мы», «Среди рабочих много чахоточных.

Советы дали рабочим бесплатное лечение», «Мы были рабы капитала». Это не просто трафареты для прописей, а пища для ума и руководство к действию. Тогдашние буквари повлияли на общественное мировоззрение сильнее, чем мы сегодня можем представить.

Ведь для большинства питомцев ликпунктов это были действительно первые книги… А для многих (это в первую очередь касается старшего поколения) они так и остались единственными.

19 июля 1920 года появился новый декрет — об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК л/б). Эта была разветвленная сеть, охватившая всю страну. В составе «второй ВЧК» действовал штат разъездных инструкторов, которые помогали «товарищам с периферии».

Обучение грамоте в деревне Тимошино Егорьевского района Московской области, 1930 год. РИА Новости

Конечно, учиться жаждали не все. Каких только забот не было у людей в голодные и опасные годы Гражданской войны, да и после нее… И тут в ход пускали известный в те годы принцип «Не умеешь — научим, не хочешь — заставим». Такое бывало часто: обучали силком, против желания… Но это в первые годы действия программы. К концу 1920-х необходимость начального образования осознали почти все.

Долой неграмотность!

Дело не захлебнулось и после образования Советского Союза, когда процент неграмотных в стране снова вырос — прежде всего за счет Туркестана.

 В 1925 году энтузиасты борьбы с неграмотностью объединились в добровольное общество «Долой неграмотность», местные отделения которого создавались, как говорится, «от Москвы до самых до окраин».

Этому обществу помогали все знаменитые советские писатели, включая Максима Горького и весьма популярного в те годы Демьяна Бедного. А Владимир Маяковский многократно давал поэтические концерты в пользу ликбезовского общества.

Максим Горький и Демьян Бедный.  Culture/cultureru.com

Критически не хватало педагогов. Наркомпрос пытался оперативно решить эту проблему. Под знаменами ВЧК в 26 губерниях создавались курсы учителей. Но тут система столкнулась с нехваткой преподавателей. Приходилось завозить лекторов из столиц. Комиссия помогала с командировками. Каждый образованный человек с минимальными педагогическими способностями был на счету.

Недаром в 1928 году был организован всесоюзный комсомольский культпоход. Это была лихая молодежная атака на неграмотность. Комсомольцы на общественных началах обучали неграмотных — как правило, рабочих. В эту программу входила и борьба с детской беспризорностью. Власть исходила из того, что каждый подросток школьного возраста не только может, но и обязан учиться.

Выпускник ликпункта должен был уметь читать «ясный печатный и письменный шрифт, делать краткие записи, необходимые в обыденной жизни и в служебных делах», мог «записать целые и дробные числа, проценты, разобраться в диаграммах», а также «в основных вопросах строительства Советского государства». По тем временам — немало. Учили, как правило, по лозунгам, но старались пробудить у питомцев способности к самостоятельному мышлению. Учитывали социальное положение ученика, его профессию.

https://www.youtube.com/watch?v=xu4Y3opHcD4

Сельский учитель обучает узбекских женщин грамоте, 1921 год. РИА Новости

Обучающимся сокращали рабочий день на два часа при сохранении зарплаты и пайка. Нередко руководители предприятий — в особенности во времена НЭПа — не выполняли этих предписаний. На них жаловались.

Дело доходило до жестких мер: неуважение к ликбезу приравнивали к контрреволюционной деятельности. Кстати, за прогулы уроков на неграмотного могли наложить штраф… Правда, к столь строгим мерам прибегали нечасто.

Другое дело — общественные порицания и агитсуды.

Чтобы система заработала на полную мощность, потребовалось 10 лет. К началу 1930-х в стране появилось массовое педагогическое образование. И это тоже заслуга кампании, которая началась в декабре 1919 года.

Программа чрезвычайной важности

Зачем ликбез был нужен большевикам, ещё не укрепившим свою власть, ещё воевавшим «на деникинских фронтах»? Для них это был не только пропагандистский довод, но и дело чести. Самодержавие традиционно упрекали за невнимание к массовому образованию. Об этом страстно писали и либералы, и социалисты всех мастей.

О необходимости бесплатного всеобщего образования твердили и эсеры, и меньшевики, и большевики. В этом они сходились. И большевики — надо отдать им должное, — захватив власть, не ограничились декларациями. Для них это был важнейший идеологический вопрос. Революционные партии проповедовали веру в прогресс — технический, культурный и социальный.

А о каком прогрессе можно говорить в малограмотном обществе?

РИА Новости

Нельзя забывать и об экономическом эффекте ликбеза. Страна получила тысячи (а со временем — десятки и сотни тысяч) специалистов более высокой, чем прежде, квалификации. Кроме того, при кардинальном переустройстве политической и социальной системы новой власти требовалась эффективная пропаганда.

Власть была заинтересована в том, чтобы миллионы людей читали газеты, наизусть вызубривали тексты плакатов и транспарантов… Для этого необходимо хотя бы начальное образование. Чтобы гражданин Страны Советов мог хотя бы понять плакат, изображавший мужика в лаптях, шагающего в пропасть со «слоганом» «Неграмотный — тот же слепой.

Всюду его ждут неудачи и несчастья». Лубочный плакат Александра Радакова сработал эффективно. Постижение грамоты воспринималось как средство от слепоты, как пропуск в новый прекрасный мир. Конечно, далеко не все — и среди учеников, и среди учителей — рассуждали так идеалистично.

И все-таки нельзя отрицать мощь и искренность тогдашней веры в чудесную силу азбуки.

Судьба Просвещения

Конечно, наркомпросовцы 1919 года начинали не с нуля. Почему же в России сто лет назад для ликвидации безграмотности потребовались столь крутые, «чрезвычайные» меры? Проблема кроется в глуби веков.

 Первым нашим просветителем государственного масштаба был князь Ярослав, не зря прозванный Мудрым. Он и сам был пристрастен к чтению, и других старался приохотить к науке. Примерно в 1030 году князь Ярослав создал первое училище в Новгороде Великом.

К концу правления князя-книгочея Русь была одним из наиболее просвещенных государств Европы. Но вскоре этот приоритет был утрачен. И только в начале XVII века царь Борис Годунов замыслил открыть в Москве первые светские школы.

Пушкин прославил этот порыв царя Московского, вложив в его уста крылатые слова: «Учись, мой сын: наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни».

Но эта затея не удалась, а после Смутного времени грамотеев в Московском царстве осталось немного. И царь Петр, которого такое положение дел не устраивало, взялся за дело с поистине революционным неуемным размахом. «Самодержавною рукой он смело сеял просвещенье», — точнее Пушкина не сказать. Петр открывал «цифирные школы», заботился об элементарном обучении солдат.

Цифирная школа в Соликамске. Архив библиотеки горда Соликамска/archive.solkam.ru

К концу царствования первого императора в России насчитывалось более ста низших училищ. Не все задумки Петра были доведены до ума, но именно ему мы обязаны тем, что к концу XVIII столетия дворянство и духовенство в России стало сплошь грамотным. Развитие получили пресса и литература. Появились читатели — появились и книги.

Заботилась о народных школах и Екатерина Великая, но — по большей части в переписке с европейскими светилами. В этой области её благие намерения медленно приживались на северной почве. «Народная школа» окрепла в России только к концу XIX века.

По части массовой грамотности Россия так и не догнала Европу. В 1897 году Петр Семенов-Тян-Шанский провел в Российской империи первую научную перепись населения. Она показала, что азами грамоты в стране владеют лишь 21,1% населения. Смиряться с этим не собирались ни власти, ни интеллигенция.

Хотя некоторые идеологи консервативного направления считали, что «мужику» грамота идет только во вред. Правда, в начале ХХ века такие воззрения вышли из моды. За судьбы народного просвещения болели лучшие умы страны. Но за первые 14 лет нового столетия число начальных учебных заведений в России увеличилось как минимум в два раза.

Важную роль играли церковно-приходские школы, в которых получали азы знаний крестьянские дети.

Обучение населения чтению и письму в деревне Шоркасы Чебоксарского района, 1930-е годы.  commons.wikimedia.org

К началу 1920-х, когда наркомпрос выступил с концепцией ликвидации безграмотности, дело обстояло немногим лучше, чем во времена Семенова-Тян-Шанского: в стране насчитывалось лишь около 30% функционально грамотных граждан. Главным образом, это были молодые люди. А поколение отцов испытывало трудности даже при выполнении самых простых письменных заданий.

Ликбез переломил ситуацию. Всесоюзная перепись населения 1939 года установила, что грамотность среди населения в возрасте от 8 лет приблизилась к 90%. При этом в среднеазиатских республиках речь шла о первоначальной грамотности, а в России — о достаточно высоком уровне образования.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

На обложке: Фото РИА Новости/Виктор Булла

Источник: https://nstarikov.ru/prikazano-unichtozhit-kak-bolsheviki-likvidirovali-bezgramotnost-111741

Источник: https://pandoraopen.ru/2019-12-27/prikazano-unichtozhit-kak-bolsheviki-likvidirovali-bezgramotnost/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.